EN   RU   LV     
РУССКИЙ СОЮЗ ЛАТВИИ  
Выборы в местные самоуправления  
Европарламент  
  Партнеры и ссылки






Поиск и рассылка  
Юмор  

Со времени получения "Независимости", Латвия оказалась на краю пропасти. С тех пор мы шагнули далеко вперед!

День Победы 2009
Фильм о 65-летии Победы
Татьяна Жданок
Russkije.lv

Главная > Партия > съезд партии


Партия
съезд партии
Доклад М. Б. Митрофанова на II конференции ЗаПЧЕЛ

Дорогие друзья, уважаемые участники конференции! Говорят, что – «большое видно издалека». Последнее время я находился в длительной партийной командировке, но следил за событиями в Латвии и возвращался для участия в выборах.

 

Так что же заметно на расстоянии? Безусловно, на сегодня ЗаПЧЕЛ – одна из нескольких в Латвии состоявшихся партий. Такие партии должны забоится и об обществе и о себе. Укрепление позиций партии позволяет лучше справляться с общественными задачами.

 

Прошедший год был в целом благоприятным для ЗаПЧЕЛ как партии. Мы пожинали результаты многолетнего труда всех и жертвенной самоотверженности многих наших товарищей. Доверие избирателей, заработанное в 2003–2004 годах, в ходе акций протеста против реформы русских школ, обеспечили нам  победу на выборах в Европейский Парламент 2004 года и успех на муниципальных выборах 2005 года

 

В плане решения общественных задач ситуация неоднозначная. На прошедший год пришлось окончаниe большого этапа нашей истории, связанный с массовыми акциями протеста против "реформы образования". Протесты увенчались невнятным компромиссом - реформу отменить не удалось, но некоторое жизненное пространство для  русской школы было отвоевано. Выборы в местные самоуправления были успешными, но не привели к приходу к власти в Риге, хотя такой результат был очень реален. У многих наших товарищей, да и в обществе в целом, сегодня заметна усталость и разочарование. Все это накладывается еще и на резкий рост стоимости жизни в первый год вступления в Европейский Союз и радикализация политики правых партий в сторону ревизии истории и  исторической мести.

 

Латвийские правые довольно своеобразно истолковали смысл вступления Латвии в Европейский Союз. Они странным образом посчитали, что членство в могущественном союзе дает им право на некорректное, безответственное поведение, на историческую месть в отношении России и собственного русскоязычного населения Латвии, на игнорирование демократических стандартов. Сегодня правые партии навязали нам новое сражение, причем на тех рубежах, которые казались уже окончательно отвоеванными во второй половине 90-х годов. На уровне государства вновь ожила дискуссия о необходимости изменения этнического состава за счет так называемой репатриации русскоязычного населения. Правые партии изобразили готовность отказаться от ранее задекларированного курса на общественную интеграцию и вернуться к политике мягких этнических чисток. Этой весной они навязали нам борьбу вокруг исторического наследия 20-го века, вокруг оценки разгрома нацизма и событий советского периода в истории Латвии. Исход этой борьбы еще не определился, но потери уже заметны. Нервозность и растерянность в обществе растет, растет и озлобленность в отношении между общинами. Никогда еще пропасть на политическом уровне между латышским большинством и русским меньшинством Латвии не была столь глубокой.

 

Зачем правые так делают? В их поведении есть иррациональная составляющая, которую мы не можем не призвать или недооценивать. Уровень личности большинства нынешних латышских политиков не позволяет им подняться над личными обидами, отказаться от нереализованных амбиций во имя более будущего страны. Все эти одноклеточные озолиньши или кристовскисы действительно хотят отомстить за своих репрессированных родственников и за те десятилетия своей жизни, в которое власть их вынуждала сдерживать врожденный расизм. Однако настоящими двигателями нынешнего наступления правых являются куда более умные люди, типа  Кирштейна и Пабрикса.  Их истерика рациональна и планомерна. После вступления Латвии в Евросоюз и НАТО у латышского народа более нет цели, ради которой он может терпеть и прощать крайне жестокую социальную политику. После объединения в одном правительстве двух крупнейших конкурирующих латышских партий теряет всякий пафос и достоверность вопрос, кто больший коррумпант и шизофреник среди латышских политиков. В голове рядового избирателя исчезает деление на темные и светлые силы и вся элита превращается в серую массу. Верить более не в кого, стремиться не к чему.

 

В тоже время все последние годы партии русской общины шаг за шагом усиливают свое присутствие во власти. В 2002 году после выборов 8-го Сейма, правые испытали настоящий шок, ибо на тот момент единый ЗаПЧЕЛ, обладавший четвертью голосов в парламенте, имел все шансы превратится в общенациональную левую партию, в следующую партию власти. Правым удалось найти слабое звено – они сыграли на амбициях и глупости Юрканса, уговорив его добровольно сделать  политическое самоубийство.

 

Однако развал первого состава ЗаПЧЕЛ в те годы только задержал перемены, но не исключил самой возможности прихода русской партии к власти на национальном уровне. Через некоторое время ЗаПЧЕЛ самовосстановился и продемонстрировал высокий организационный потенциал. Во время массовых акций 2003 года перед правыми партиями вновь замаячил кошмар потери власти. Симпатии латышского большинства в какой-то момент чуть-чуть качнулись в сторону нашей русской партии, которая на фоне общей коррупции и бестолковости доказала свою дееспособность в решении неких, пусть чужих для латышей, но бесспорно некоммерческих вопросов.       

 

Итак, к 2005 году правые имели набор если не убийственных, то тревожных для их будущего факторов – отсутствие надежной латышской оппозиционной партии, способной перенять власть, не меняя правил игры; растерянность и недовольство в обществе в результате негативных экономических последствий вступления в ЕС; поступательный ход натурализации, которая увеличивает пропорцию русских граждан Латвии; наличие растущих русских партий, не желающих сдаваться и отказываться от участия в политическом процессе.  Ответом на эти вызовы стала кампания демонизации русских партий и русской общины в целом. Вся мощь окологосударственной пропаганды в последние полгода была направлена на то, чтобы в сознании рядового избирателя увязать между собой нынешнюю русскую общину Латвии и преступления сталинского режима, современных русских политиков Латвии и ужасы оккупации, латвийско-российскую полемику вокруг тем истории и наши акции протеста против ревизии истории. Цель этой кампании – исключить даже теоретически хоть какую-то тень сочувствия в латышской среде к русской общине страны и любой проблеск доверия к русским партиям Латвии. Исключить любую вероятность того, что в видимой перспективе какая-то латышская партия решиться договариваться с какой-то из русских партий. Это война за власть, война - средствами информационных технологий за наше исключение из власти.

 

Возникает вопрос, насколько наше поведение было адекватным в этот период. Правильно ли мы поступили, ответив на провокацию правых своими антифашистскими акциями? Я много размышлял над этим вопросом. И должен признать, что при всех минусах и потерях, мы поступили правильно. Отсутствие акций 16 марта и 4 мая существенно не повлияло бы на накал антирусской риторики, ибо информационная война была уже заказана и развернута. Но наши самоотверженные товарищи, подставившие себя под полицейские дубинки и кулаки неонацистов, позволили русской общине не потерять самоуважения, что в данной ситуации, уже значит много. Да и международный резонанс  наши усилия имели, безусловно, положительный… Где мы пока однозначно проиграли – это в доверии со стороны большинства латышской общины. Если нас раньше не замечали или презирали, то сейчас боятся и ненавидят. Сделан шаг назад в возможности формирования латышско-русской правящей коалиции на национальном уровне.      

 

Итак, что мы имеем на данный момент? С чем подошла наша партия и русская община страны к  лету 2005 года? Недопроигранная кампания против реформы русских школ, незаконченная схватка за историческое наследие, недополученные места в Европарламенте, очень неоднозначные результаты рижских выборов. Все недо… Что это значит? Это значит незаконченность действия. Все находится в процессе и этот процесс далек от завершения. Может ли это быть причиной для уныния? Только в том случае, если кто-то рассчитывал на чудо. Но чудеса просто так не происходят, их надо организовывать. Такие масштабные достижения, как гражданское общество, демократические свободы, доверие между национальными общинами в государстве, ответственная и мудрая политическая элита не возникают в одночасье сами по себе. Я может быть кого-то разочарую, но должен напомнить, что эти ценности создаются не за пятнадцать лет трудом поколений. Давайте приподнимемся над сиюминутным разочарованием и оглянемся на нашу историю. 15 лет назад мы имели лишь разгромленное и морально задавленное движение федералистов, увязшее в  не имеющих отношения к жизни коммунистических дискуссиях. Другая часть русской общины была представлена прекраснодушными демократами, которых за ненадобностью уже начали выживать из победившего Народного Фронта. Латышская община имела за плечами опыт национального государства и колосальные способности к политической мобилизации. Нам еще предстоит осознать полностью те преимущества, которые в момент маштабных перемен имеет народ, организованный в нацию, нам еще предстоит оценить по-новому и дерзость русских Латвии, не сдавшихся этой организованной тоталитарной силе, которой являлась 15 лет назад латышская нация. Конечно, ошибки латышской элиты помогли нам сделать этот выбор – если бы не было давления, если бы не было мести и нашего бесправия, возможно русские до сих пор представляли из себя аполитичную и безвольную массу. Но выбор был сделан и вызов был брошен. За 15 лет мы создали работающую политическую систему внутри русской общины, мы скопировали мобилизационные особенности у тех, кому нам пришлось противостоять. Мы вообще очень многое позаимствовали у латышей. Порой мне кажется, что пора и остановиться. Ибо искусственное регулярное возвращение к обидам 15-летней давности уже начинает напоминать так возмущающее нас обращение к обидам 60-летней.

 

Русская община состоялась как феномен латвийской жизни. Наличие внутренней культурной и политической активности позволяет нам существовать в более комфортных психологических условиях, чем русским Литвы или Эстонии. Благодаря акциям протеста последних лет и работе на международном уровне, русская община Латвии стала субъектом и общеевропейского политического процесса. Это существенный фактор нашей безопасности. Какие бы воинственные речи не затевали правые политики, разговоры о деоккупациях и репатриациях так и останутся лишь частью их дикарского политического ритуала.   

 

К чему я говорю о русской общине? В сегодняшний довольно неоднозначный период, когда из-за обострения межобщинного противостояния шансы ЗаПЧЕЛ на участие во власти уменьшились, пришло время выбирать новую тактику. Какие существуют варианты?

 

Первый вариант наших действий заключается во вторжении в латышское информационное пространство для того, чтобы перенести информационную войну на территорию оппонента.

Если мы идем с разъяснением нашей политики к латышскому большинству, необходимо создавать левую латышскую газету, потребность в которой в обществе объективно присутствует. Если этот проект состоится, мы можем вернуться к состоянию 2002 года – то есть к выборам подготовить приход к власти лево-центристской коалиции.

 

Вторая тактика заключается в том, чтобы на определенное время, пока антирусская истерика не заглохнет, сосредоточиться на самой русской общине, тем более, что на этом направлении мы имеем критическую массу невыполненных задач и серьезных угроз.

 

Второй вариант – заняться на время внутренними проблемами русской общины. Надо отдавать себе отчет в том, что наше положение политического авангарда русской общины нас ко многому обязывает и в тоже время не является незыблемым. На сегодняшний момент мы зажаты между так называемыми «прагматиками» Долгополова и жуликоватыми популистами Журавлева-Рубикса. По отдельности они не выдерживают с нами конкуренции, однако в сумме на последних выборах их поддержка в обществе была сравнима с нашей поддержкой. Если бы это была здоровая конкуренция, со стороны честных партий, которые отличались бы от нас только политической ориентацией, то мы не имели бы особых причин для беспокойства. Мне хотелось бы быть великодушным в оценке этих партий, но объективность заставляет сказать, что обе они в основном - бизнес-проекты, не несущие в себе идеи русского сопротивления и преодоления. 

 

В этих условиях именно на ЗаПЧЕЛ ложится обязанность развивать идеологию русской общины Латвии. И не только идеологию, но и ее конкретное наполнение – наши праздники, наши учебники, поддержку русских учителей и талантливых студентов, наши песни, наша общественная дискуссия, наконец. В идеале, конечно, поддержка культуры - это функция государства, но пока мы будем ждать от государства изменения отношения к русской культуре, очень многого в нашем наследии мы можем не досчитаться. С другой стороны, если мы более плотно займемся внутриобщинной жизнью – это позволит обществу немного успокоится и гармонизировать наши отношения с избирателями накануне выборов 9-го Сейма.

 

Хочу сразу предупредить, что оба направления одновременно наша партия не потянет. Надо делать выбор.

 

Есть еще и третий вариант, о котором я говорю неохотно, но сказать обязан. Это выбор в пользу того, чтобы ломать политическую систему через колено – делать ставку на эскалацию массовых протестов, разворачивая всю нашу деятельность в антифашистское русло.  Я не против акций протеста. Но должен предупредить товарищей, что ставка только на протест, как метод решения всех проблем, не представляется рациональным. На наш призыв в судьбоносный 2004 год на акции протеста вышли десятки тысяч человек. Это золотой фонд русской общины – наиболее сознательные и честные люди. Для того, чтобы вышли сотни тысяч, и еще миллион проявил бы сочувствие,  необходима работа с обеими общинами, работа, которая может занять и десятилетия. 

 

Естественно, на сегодняшней конференции мы не имеем физической возможности обсудить все варианты и сделать выбор. Но я надеюсь, мое сообщение послужит началу внутрипартийной дискуссии. Стоит напомнить, что два года назад перед нами стояла похожая дилемма, - оставаться в рамках парламентских инициатив, или выходить на улицу… мы решили все ресурсы партии мобилизовать для массовых акций протеста. И решение было выполнено.      

 

Перед сегодняшней конференцией товарищи просили меня не сгущать краски и воздержаться от пессимистических оценок. Я пообещaл, тем более, что повода для пессимизма нет. Мы находимся в пути, партия дееспособна и время бросает нам новые вызовы, новые. Когда же мы отказывались от новых задач? Нам остается принять этот вызов времени. И победить.







Русский союз Латвии - это объединение (союз) разных людей. Среди нас есть люди разных убеждений. Всех нас объединяет готовность защищать интересы русских Латвии. Вне зависимости от нашего происхождения, нам близки русский язык и культура. Поэтому в с... читать дальше >>

Опрос
Как вы относитесь к решению ЦИК запретить референдум
отрицательно 90.4% (47)
положительно 5.8% (3)
мне всё равно 3.8% (2)

Всего голосов: 52


Голосование началось: 08.11.2012
 

Архив


Главная Поиск и рассылка Распечатать Послать письмо
  
Top.LV
Rambler's Top100