Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


04.03.2005   Юрий АЛЕКСЕЕВ: “Лежа на диване, ты голосуешь за добелисов”

 

 

Шеф-редактор “Коммерсант Baltic” Юрий Алексеев на мартовских муниципальных выборах стартует в списке ЗаПЧЕЛ. Это своего рода сенсация. Журналисты во власти уже были, однако это первый случай, когда баллотироваться будет журналист делового издания. Предлагаем читателям Ракурса фрагменты из интервью с Юрием Алексеевым, которое можно считать программным заявлением кандидата в депутаты.

Юрий, ваш случай первый, когда в политику идут не из русской политической, а из деловой журналистики. Вопрос - почему? И почему именно сейчас?

- Я считаю, что со вступлением в Евросоюз политика в том понятии, в каком она существовала в Латвии последние 14 лет, просто закончилась. Серьезная политика переместилась в Брюссель. Сейчас там решается, говоря высоким штилем, судьба Европы. А чем сейчас занимаются наши, так сказать, политики, вы и сами прекрасно видите. Месяцами решают вопросы типа “курить или не курить на пляже” и т.п. Как говорится в известной русской поговорке, когда коту делать нечего… С другой же стороны, нерешенных экономических вопросов в стране - масса. Жилье, дороги, зарплата бюджетников, пенсии. Но наши политики, пришедшие к власти на заре независимости, просто не могут их решить. Они по большей своей части - бывшие филологи и учителя истории. Им не хватает компетентности в вопросах экономики. В современную латвийскую политику должны прийти компетентные прагматики, экономисты, технари. Пришло их время. Если этот базар с борьбой за “разъяснение истории” и полное бездействие в экономике не прекратить, то из страны скоро уедут все сколько-нибудь грамотные и активные люди. Кстати, а знаете, сколько народу уже уехало из Латвии на заработки в Европу? По самым скромным подсчетам, за первые полгода в Евросоюзе - около 20 тысяч. Это значит, что за год уедет целый Вентспилс. Представляете - целый Вентспилс молодых, 20-30-летних людей? И большинство из них уже никогда в Латвию не вернется. С кем мы останемся? Кто будет кормить наших пенсионеров через 10 лет? Историки и филологи?

Но и вы - журналист, то есть такой же гуманитарий, как и филологи и учителя истории. Считаете, вам компетенции хватит?

- Ну, во-первых, журналистика - моя вторая профессия. До латвийской независимости я 13 лет работал инженером-конструктором на знаменитом ПО “Радиотехника”, руководил лабораторией. Качество высшего образования, полученного в СССР в конце 1970-х, не подвергают сомнению даже самые горячие современные реформаторы. В журналистику я подался уже после развала нашей радиопромышленности. Причем и там занимался исключительно экономическим блоком, работая по большей части, как говорится, на руководящих постах - директором и главным редактором. Полагаю, компетенции должно хватить. И как экономисту, и как управленцу.

 

Слева - направо

 

- А почему именно ЗаПЧЕЛ - партия, в представлении многих, левая?

- Михаил Михайлович Жванецкий когда-то произнес замечательную фразу: “Мы живем в такое время, когда авангардное искусство находится сзади”. Вот и мы сейчас живем в такое время, когда молодых революционеров вроде г-на Репше почему-то называют “правыми”, а весьма консервативные русские партии (в том числе и ЗаПЧЕЛ) - “левыми”.

      Я считаю, что с точки зрения бизнеса программа ЗаПЧЕЛ продуктивна. Никаких противоречий с законами рыночного развития экономики там нет. Социальный же блок, который у ЗаПЧЕЛ весьма силен, я расцениваю как разумный прагматизм. Что такое разумный прагматизм в социальной сфере, в развитых странах давно уже поняли. Простой расчет: дешевле потратить какую-то часть бюджета на образование, на создание новых рабочих мест, чем через несколько лет тратить гораздо большие бюджетные деньги на борьбу с преступностью, на лечение и кормление люмпенизировавшейся безработной и необразованной молодежи. Выгоднее социально поддержать и интегрировать неустроенную часть общества, чем потом кормить ее и охранять общество от ее антисоциальных выступлений и взрывов.

- Можно ли в принципе совместить серьезные социальные программы с высокими темпами экономического развития?

- Можно. И более того: серьезные социальные программы в наших условиях возможны только при наращивании темпов экономического развития. В противном случае - откуда взять деньги на помощь малоимущим? Мы - не Швеция, у нас нет вековых накоплений, наши пенсионные фонды реально заработают только лет через тридцать. Однако и у нас есть свои резервы. По сравнению с сытыми и избалованными европейцами у нас пока еще есть непритязательная и сравнительно квалифицированная рабочая сила. К примеру, я знаю полтора десятка моих бывших коллег по “Радиотехнике”, которые делают свой бизнес, в отличие от меня, по специальности. Это маленькие мастерские и лаборатории с персоналом в 5-10 человек, выполняющие заказы крупных европейских фирм. Работают они в квартирах, подвалах и прочих сараях. Разрабатывают и собирают различные блоки и узлы. Крутятся как могут. Впрочем, некоторые из них после вступления в Евросоюз стали даже развиваться - появилось больше клиентов.

Наши политики много говорят о каких-то высоких, и даже так называемых IT-технологиях, но мне кажется, они сами не понимают, о чем говорят. Все эти высокие технологии у них под ногами. Им только не хватает самой элементарной помощи. На Западе давно уже существуют так называемые технопарки и бизнес-инкубаторы. Где такие маленькие фирмочки под одной крышей могут найти и нормальные условия жизни, и хороших бизнес-консультантов, и хорошие коммуникации. И на первое время льготы по налогам, и, возможно, государственную гарантию под небольшой кредит. Это для государства - дополнительные затраты. Но каждое рабочее место в таких малых фирмочках уменьшает очередь за пособиями, за бесплатными квартирами, уменьшает пьянство и преступность. В результате расходы государства окупаются многократно. Вот вам и бизнес, и высокие темпы экономического развития, и социальная программа в одном флаконе. И таких способов решения вопросов имеется масса.

 

С точки зрения деловой газеты

 

- Что вы, редактор деловой газеты,  можете сказать о нынешней рижской власти?

 

- С точки зрения редактора ДЕЛОВОЙ газеты - практически ничего. Ну нет у них “делов” - не о чем писать деловой газете. А что, собственно, такого свершилось в Риге за последние четыре года? Кроме пары муниципальных домов, которые Рижская дума достроила в Дрейлини, вспомнить нечего. Весь центр города в руинах, как после войны, ямы на дорогах стали только глубже, пробки - длиннее. Больной вопрос о судьбе жильцов денационализированных домов дума оставила до следующих выборов. Да, появилось в городе несколько десятков торговых центров. Но при чем тут дума? Это нам литовцы построили. Да, чуть не забыл: здание новой мэрии достроили - это “самый важный” для города объект. Я часто бываю у наших соседей в Таллине и Вильнюсе. Там каждые полгода сдаются в эксплуатацию то новая дорога, то транспортная развязка. А сколько новых дорог построено за четыре года в Риге?

Это о делах. Зато с другой стороны, скандальной, о думе можно писать много. О конкурсах на госзакупки, например. Одна е-Рига чего стоит. Кстати, где она? А миллионы уже потрачены. О размере чиновничьего аппарата, которому не хватает места даже в новом здании. О многомесячной бюрократической волоките по каждому элементарному вопросу. Вот про это у меня как редактора деловой газеты - не на газету, а на целый роман материалов хватит.

Один мой знакомый бизнесмен, например, никак не может начать стройку из-за того, что в думе уже полтора года решается вопрос, разрешить или не разрешить ему снести принадлежащую ему же деревянную развалюху. Кто-то узрел в ней объект национальной гордости, архитектуры, так сказать. Я видел этот “объект” - сарай сараем. И в то же время в самом центре набережной дума, не моргнув глазом, выдает разрешение на строительство торгового центра в виде перевернутой банки из-под майонеза. Продолжать?

- Раз уж заговорили о жилье - куда девать жителей денационализированных домов? Как увязать этот острейший социальный вопрос с необходимостью развития рынка жилья? Без отмены “потолка” аренды он развиваться, как говорят домовладельцы, не будет.

- Я считаю, что вокруг этой проблемы больше политических спекуляций, чем неразрешимых экономических вопросов. Наши чиновники в последнее время полюбили кататься за государственный счет в разные экзотические страны для обмена опытом. Но почему они не ездят в Литву? Восемь латов на автобус - а опыта получат на миллионы.

Сколько у нас сейчас стоит квадратный метр “хрущевки” на окраине? 500-600 долларов! Ведь это же парадокс, когда цена квадратного метра в старой панельной многоэтажке выше себестоимости квадратного метра в новостройке? А сколько стоит такой же метр в Вильнюсе и Каунасе? 200-250! А почему, знаете? Очень просто: в Литве коммерческое строительство новых многоквартирных домов началось пять лет назад. Теперь же, когда рынок нового жилья начал насыщаться, цены на вторичном рынке резко упали. И вот когда оплата ипотечного кредита на жилье в микрорайоне сравнялась с ценой за аренду квартиры в хозяйском доме, проблема рассосалась сама собой. Жильцы хозяйских домов спокойно переехали в дешевые панельные дома по той же цене. Городскому бюджету это не стоило практически ничего. Элементарная экономика: рынок массового жилья так устроен, что при его насыщении цены на старые квартиры падают в разы. И у нас так будет.

- А почему литовцы начали строить на пять лет раньше нас?

- А почему в Латвии есть Литовская торговая палата, а в Литве латвийской нет? Все по той же причине: наши политики и чиновники заняты всем чем угодно, кроме экономики страны. Это еще один аргумент в пользу того, что наш старый чиновничий аппарат нужно менять. На место глашатаев и трибунов песенной революции должны прийти грамотные и заинтересованные управленцы.

 

Попробуем посчитать

 

- Хорошо, возьмем другой клубок противоречий - между интересами жильцов и бизнесменов, владельцев внутриквартальной земли. Как решать?

- Исключительно материально. Дело в том, что внутриквартальной застройкой наши бизнесмены занимаются не от хорошей жизни. В Риге же есть масса роскошных мест для жилой застройки. Это практически весь левый берег Даугавы, острова Закюсала, Луцавсала, Кипсала. Там сейчас квадратными километрами стоят сараи, склады и полузаброшенные советские заводы. Почему бы не строить там? Квартиры в домах с видом на реку будут отлетать мгновенно. Зачем застройщику втискивать свою многоэтажку в уже и так переполненные спальные кварталы, где из окна можно узреть только белье, сохнущее в доме напротив? Чего им не хватает? В большинстве случаев, оказывается, не хватает решений той же самой Рижской думы. И в большинстве случаев решения не принимаются только потому, что за правящими партиями в думе стоят люди, которые сами очень хотели бы поучаствовать в “освоении” этих лакомых кусков земли. Но вот беда - уже 10 лет никак не могут между собой договориться, как эти куски поделить.

- Итак,  первоочередная задача рижской власти?..

- Научиться считать. Да, именно считать. Когда этому научимся, сразу появятся и деньги, и жилье, и дороги. Ну это же так просто: сколько стоит Северный тоннель? А сколько на эти деньги можно построить многоуровневых развязок и путепроводов? Да в три раза больше, чем Риге понадобится в этом столетии. У нас разве на мостах образуются пробки? Они у нас образуются на светофорах, где широченные магистрали утыкаются в “бутылочные голышки”. Транспортную проблему Риги можно решить за год, построив 5-6 многоуровневых развязок и расширив и заасфальтировав десяток улиц. На это понадобится всего два десятка миллионов, а не полмиллиарда. И так в большинстве наших “неразрешимых” вопросов.

 

Русские - это недоразвитые латыши

- Почему из русских партий вы выбрали ЗаПЧЕЛ, а не, скажем, ПНС?

- Главная причина - активная позиция ЗаПЧЕЛ по отношению к пресловутой реформе образования. Я считаю, что именно благодаря ЗаПЧЕЛ русскоязычное меньшинство в этой стране впервые сплотилось и почувствовало свою силу. И, согласитесь, впервые заставило считаться с собой наших этнократов.

- Вы - противник реформы?

- Безусловно! У меня растут два сына, над которыми наши “молодые реформаторы” ставят беспрецедентный эксперимент. В том, что этот эксперимент провалится, у меня нет сомнений. Как проваливались до этого все “смелые начинания” - от приватизации до борьбы с коррупцией. Был такой древнегреческий царь Мидас, который все, к чему бы ни прикасался, обращал в золото. Так вот у меня сложилось впечатление, что наши руководители обладают такой же способностью. Только наоборот: все, к чему они прикасаются, обращается, простите, в дерьмо. Через 5-7 лет, когда горячие национально озабоченные головы наиграются с русским образованием и поймут, что “получилось как всегда”, будет поздно. Дети растут быстро. Только спросить будет уже не с кого: к тому времени успеет поменяться с десяток правительств. Короче, доверять им будущее своих детей я не хочу и не буду.

Ну и, наконец, как у гражданина этой страны у меня возникает вопрос: а почему, собственно, они без меня за меня решили, на каком языке обучаться моим детям? Во-первых, я такой же налогоплательщик, как и все прочие. На мои налоги содержатся школы, да и зарплаты наших мудрых руководителей - это мои налоги. Почему они считают, что русские в Латвии - это, так сказать, недоразвитые латыши? И чтобы “доразвить”, достаточно научить их расставлять “гарумзиме”. Причем обращаться при этом с ними надо именно как с недееспособными. Президент наша однажды так прямо и заявила, что собирается делать из русских - латышей.

Я считаю, что силовое внедрение реформы, свидетелями которого мы были в прошлом году, отбросило развитие латвийского общества на десятилетия назад. В стране окончательно сформировались две недружелюбные друг к другу общины. Общины, не понимающие друг друга и, что самое страшное, уже не желающие друг друга понимать. Наши “историки” должны бы знать, что в таком состоянии страна не имеет перспективы. Кстати, я считаю, что наше все увеличивающееся отставание от ближайших соседей - Эстонии и Литвы - одно из следствий этого конфликта.

- А выход есть?

- Выход всегда есть. Как минимум один - через то место, через которое мы вошли в “безвыходное положение”. В данном случае - это отмена реформы в ее нынешнем виде. И мы, русская община Латвии, должны за это бороться. Мы просто обязаны бороться за свои права. Молодое латвийское государство находится еще, так сказать, в подростковом, пубертатном периоде своего развития. Оно еще не наигралось властью. Его надо воспитывать, как ребенка. Пока оно само повзрослеет и помудреет, пройдут десятилетия. Способы же цивилизованного воспитания молодых государств вполне известны. Начиная с демонстраций (как пример - 50-тысячный весенний митинг) и заканчивая международными судами. То, что у ЗаПЧЕЛ есть свой депутат в Европарламенте, причем активный депутат, - одно из достижений русской общины. Кстати, я смотрел данные голосования на выборах в Европарламент. Так вот если бы русские не проигнорировали эти выборы, у нас было бы не один, а три депутата. Какие еще аргументы нужны?

 

 

 

Комментарии


Символов осталось: