Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Свои


06.05.2005   А боль останется...

Из письма в редакцию:

«Добрый день, уважаемый "Ракурс"! Приближается самый светлый, самый счастливый для человечества день - День Победы. Ваша газета пишет много и очень хорошо о людях, которые подарили нам Победу. А я долгие годы дружила с ветераном Великой Отечественной, гвардии художницей России Софьей Сергеевной Урановой. Она тоже освобождала Ригу от фашистской нечисти. Очень хочу поделиться памятью о ней - солнечном, светлом человеком...»

Предлагем читателям рассказ Геновефы Язеповны Черковской, учителя латышского языка русской школы.

 

Жаль, президент Латвии ВВФ никогда не прочтет эту замечательную, исторически правдивую книжку: Софья Уранова. «Четыре года в шинели», фронтовой дневник художницы. 1942 - 1945». Если бы произошло чудо и ВВФ прочла, может, прозрела бы и поумнела госпожа президент.

А теперь о дружбе. Эта дружба в моей душе звучит, как чудная песня, как самая ласковая, нежная, радостная музыка.

В 60-70-е годы я работала во 2-й Бергской восьмилетней школе, учила детишек латышскому языку. Имею полное моральное право заявить: это наглая бесстыжая ложь наших «лояльных» патриотов-историков и ВВФ - о том, что в Советской Латвии латышскому языку языку не учили. Учи-ли!

Историю в нашей маленькой школе преподавала прекрасный человек и умный талатливый учитель Александра Николаевна Далбиня. Мы изучали историю своего народа, собирали материалы о Великой Отечественной, вели переписку с ветеранами войны. Александра Николаевна моему классу дала адрес гвардии художницы Софьи Урановой. Мы написали письмо в Москву и сразу получили ответ - очень трогательный, ласковый, заинтересованный. Началась переписка. Началась дружба. Было даже удивительно: заслуженная художница, вся, «с головы до ног», в творческой работе и пишет маленьким девчонкам и мальчишкам. Сколько их было, этих писем, открыток, подарков, - не сосчитать.

Когда в 1975 школу ликвидировали, я еще долгие годы лично переписывалась с Софьей Сергеевной. Эти письма для меня дороже любых денег, дороже золота. В них красота, мудрость, душевная теплота и чистота русской женщины, талантливой, нежной, тонкой и в то же время бесконечно храброй, мужественной, отважной. Женщины, которая четыре года прошагала дорогами войны, всегда имея при себе карандаш и белый лист бумаги.

Когда в России вышла ее книга, она прислала ее и нам. Читать без слез эти воспоминания невозможно. Читаешь, перечитываешь строчку за строчкой и думаешь, нет, не думаешь, а всем своим существоим чувствуешь, какую огромную способность человеческого сопереживания несла в себе эта женщина. Уранова страстно любила Родину, красоту жизни, человека. Еще более страстно она ненавидела фашиского зверя. Она верила в Победу...

В 1979 году эта книга вышла в Риге в переводе на латышский. Я послала ее Софье Сергеевне, она была ей рада необычайно и в одном из писем спросила меня, как книгу восприняли в Латвии. Но это уже другой рассказ - о незаживающей в моей душе ране...

Я очень хотела ответить Софье Сергеевне, я послала ей много псием. Но Латвия обрела независимость, мои письма в Москву стали возвращаться назад, в Ригу. Почему? Не знаю. Возможно (и скорее всего...), Софьи Сергеевны нет больше в живых...

Боль в моей душе не уходит. И не уйдет. Я не смогла ответить на вопрос, я осталась в долгу.

Софья Сергеевна Уранова была в числе освободителей Риги. Вот ее запись в дневнике 12 октября 1944 года, опубликованная в латышском издании: «No visaam puseem pluuda dziesmas, bajaanu un ermonikku skannas. Visa diena aizsteidzaas kaa sapnii. Tomer atlicinaaju briivu briidi vecaas kapseetas apskatei. Sseit mani paarsteidza un uz visiem laikiem iespiedaas atminnaa uzraksts uz veca, apsuunojossa piemineklla: «Tikai tas ir miris, kas aizmirsts».

Только тот мертв, кто забыт, было написано на древнем замшелом камне.

Забыть? Забыть солдат-освободителей, считать их оккупантами, врагами? Тысячу раз нет! Спасибо вам, родные, за птичьи песни, за вольный ветер, за смех и радость наших детей. За нашу жизнь.

А тем, кто переписывает историю, напомнию пословицу латышского народа: Meliem iisas kaajas. Есть похожая и в русском языке - у лжи ноги короткие.

 

Из письма С.Урановой Г.Черковской. 12 октября 1974.

Дорогая Геновефа Язеповна!

Вот приехала в Москву и все вспоминаю нашу встречу, такую неожиданную и бурную.

Мне страшно понравилась Ваша школа - я люблю, очень люблю эти старые усадьбы, парки и поместья! Все там бывает поэзией, и я непременно весной хочу у Вас там побывать. Прибалтику я очень люблю.

Ваша школа находится рядом с Гаркалне. Гаркалне я знаю еще с 1944 года. Ведь здесь мы стояли с нашими воинами в канун взятия Риги с 12-13 октября 1944 года.

Кстати, какое совпадение! Это письмо я пишу Вам 12 октября, т.е. в канун исторического штурма Риги, но через 30 лет!

Дорогая Геновефа Язеповна, когда я приеду, мы непременно пойдем с ребятами на этот участок шоссе, где мы стояли в 1944 году, я покажу им тот домик, где мы находились. Он цел и теперь отремонтирован, как вилла, а тогда был весь разбит, без крыши. Что мы там остались живы - это чудо, враг бил из тяжелых дальнобойных орудий, и все кругом было в огне!

Спасибо Вам за радушную встречу, спасибо ребятам за чай и хворост, который был такой вкусный...

Ваша Софья Сергеевна»

Комментарии


Символов осталось: